Религиозная вера в школе: между равнодушием и обязаловкой

Религиозная вера в школе: между равнодушием и обязаловкой

На него выделяется единственный час в неделю, и называется он "Основы религиозных культур и светской этики" (ОРКСЭ). Опыт с обучением этому предмету, обкатанный с 2009 года на отдельных регионах, признан удачным.


Выбранный в конце концов вариант - итог компромисса между духовенством, системой образования и обществом в целом. Но компромисс этот - "живой", подвижный, требующий постоянного обновления.


Просто брать зарубежный образец и сделать все, "как в цивилизованных странах", не получится, поскольку в Европе есть и страны с без малого клерикальным методом приобщения к духовной жизни (например, Польша), и государства, тщательно изгоняющие из школы более того тень официальной религиозности (классический образец - Франция). Единого образца нет. Россия на европейской шкале изучения религии в школе - где-то в середине, и это уникальный для страны эпизод умеренности и компромисса.


Бремя выбора Школьным учителям пришлось за последние полгода пройти курсы повышения квалификации для преподавания нового предмета - в одной Москве эта судьба выпала на долю 3,5 тысячи учителей. Правда, эти курсы кадровой проблемы с новым предметом не решают.


Представляете такую ситуацию: провел педагог разговорчик с православными на тему "Господь Бог наш есть Бог единый", потом прошел к мусульманам с темой "Нет Бога, кроме Аллаха" и завершил день лекцией об относительности всего и вся на светской этике. А что делать?


По закону дети и родители имеют право избирать один из шести модулей. И выбор их нужно удовлетворять - так это делается в подавляющем большинстве стран Европы. Отбор в постсоветской школе - не самое любимое занятие. Выбор - это ответственность, а ее у нас не любят. Отсюда ностальгия по единому учебнику истории. Но есть все-таки мировые тенденции, европейские нормы.


Поставить ребенка перед необходимостью изучать "титульную" религию своего региона - это уж как-то совсем не комильфо, так нынче не делают. Хотя вообще-то, и в Европе сделать выбор школьников чисто формальным разрешается - и это часто делается. Польша: фора для католиков В традиционно католической Польше, например, формально у ребят есть выбор между занятиями по модулю "религия" и по модулю "этика".


Но подавляющее большинство выбирают религию, которую учителям, уместно сказать, рекомендовано величать катехизисом - то есть кратким догматическим изложением христианской доктрины. Поляк Александр Бугла, семь лет преподававший религию в школах на Опольщине, объясняет перевес католического "модуля" так: "На самом деле альтернативы просто нет.


Приходский священнослужитель при первой же встрече объясняет детям: "Если тебя нет на занятиях по религии - значит, тебя нет и в костеле. Ты вне веры отцов - католичества". Затем таких слов у ребят несложно не хватает мужества остановить свой выбор этику - они стесняются высказать сомнение". Любопытно, что в России ситуация как раз обратная: светскую этику выбирает больше всего (в Москве - 47 процентов).


Второе место по популярности получили "Основы мировых религиозных культур" (27 процентов). Православие - на третьем месте (25 процентов). Похоже, что у нас стесняются как раз не сомнения, а веры - все социологические опросы свидетельствуют, что православными себя считает немаловажно больший процент населения.


Кроме того, занятия по религии (с католическим уклоном) были разрешены в польской школе с конца пятидесятых годов, а Костел по сложившейся традиции тестирует и проводит аттестацию школьных учителей по курсу "религия". У традиционных религий России права аттестации учителей нет, хотя и патриархия, и мусульманское духовенство активно этой возможности добиваются - всякий для своего модуля в рамках ОРКСЭ.


Подводный камень обязаловки Впрочем, существует мнение, что, порываясь к контролю над процессом, духовенство само себе готовит проблемы: учительский подход к образованию отличается от священнического, и современные дети зачастую реагируют на попытки толковать с ними языком догматов открытым протестом или просто равнодушием.


Интересно, что сам Бугла не считает себя атеистом или агностиком, в беседа "Газете выборчей" он назвал себя католиком, тот, что легко задался вопросом как учитель: "Почему я, учитель, должен формировать веру юного человека, а не его знание, чтобы он затем сам сделал свой выбор?"


По словам Буглы, дети нередко негативно реагировали на обязательную перед уроком религии молитву, но на занятия их отправляли родители: "Пойдешь - и все: по иному будет позор на все село, на весь городишко, на всю родню". Результат порой тот же, что в дореволюционной России, где самые ретивые атеисты были выходцами из бедных семей приходских священников, зубривших катехизис с малых лет.


В результате общая молитва вызывала неприязнь к Костелу",- подытоживает свои впечатления учитель Бугла. США и ФРГ: протестантов просят потесниться В США, где еле-еле==немного больше половины населения называют себя протестантами, общая молитва в школе была запрещена решением Верховного Суда еще в 1963 году, после многочисленных и упорных судебных сражений.


В Германии такую же бурю вызвало недавно предложение министра внутренних дел Вольфганга ввести в обязательные для школьников занятия по духовной культуре еще и исламский модуль (сейчас немецкие школьники могут выбирать между католицизмом, протестантизмом и иудаизмом; некоторые школы предлагают еще и светскую этику - по желанию ученика).


Германию в течение столетий разоряли войны между протестантами и католиками, трагическая история с иудаизмом всем памятна, а тут ещё и ислам! Впрочем, практика показывает: и в Германии, и в России страхи по поводу конфликтов между школьниками, обучающимися по модулям разных вероисповеданий, здорово преувеличены. Ссоры все-таки чаще вызывает незнание, плодящее фанатиков.


Знание, нехай даже и такое особенное, как убежденность верующего человека, имеет тенденцию выявлять общее в разных религиях и примирять людей, а не ссорить их. Чего мы боимся?


Раша важность ценностей, кажется, поняла на своем опыте в двадцатом веке, когда на ее территории из-за пошатнувшихся ценностей дважды развалились могучие империи с мощной армией и полицией.


Опыт послереволюционных лет замечательно обобщил в общем-то далекий от церкви писатель Михаил Пришвин, написавший в своем дневнике в 1930 году: "Нужно воспитание, чтобы молодая поросль уважала священников. В естественном состоянии она не любит ни Бога, ни попов". На пути этого воспитания много подводных камней. Один из них - стремление оградить ребенка от тяжких вопросов и неразрешимых дилемм. Возделение быть как все - то есть быть часто не знающим и почти никогда не задумывающимся.


Но ибо мы это тоже проходили - в страшные годы своей истории. Великий российский филолог Сергей Аверинцев, вспоминая насмешки молодежи над пожилыми прихожанами во времена своего детства, писал еще в советские годы: "Дитя вырастает неприметно и быстро, и пока родители будут собираться с духом для разговора, перед ними, глядишь, уже оболваненный парень". В этом, наверное, и состоит главное мужество верующего - иногда не быть как все. Да и неверующего - тоже.


Не случайно один из оппонентов боровшейся со школьной молитвой в США Джессики Алквист сказал: "Я хотел бы, чтобы моя дочь была такой же сильной".



По материалам http://school.edu.ru/news.asp

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

сентябрь 2012
пн вт ср чт пт сб вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30








  • Яндекс.Метрика